О П Р Е Д Е Л Е Н И Е | ИНФОКОДЕКС

ПОИСК СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ


СУДЕБНОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ


ИнформацияОрган принявший документДополнительноДоступные функции
Документ, на данном сайте не является официальной публикацией, получен по средствам, обхода поисковым роботом страниц источника информации Восьмой кассационный суд общей юрисдикци - Кассационная инстанция - гражданские и административные делаСвязь с администратором info@5vx.ru
Документ может содержать сведения для лиц старше 18 лиц (18+), соответственно если Вам менее 18 лет, просим покинуть данный информационный ресурс.Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" от 29.12.2010 N 436-ФЗ (последняя редакция)
.
Цель размещения настоящего документа: Обобщение судебной практикиВосьмой кассационный суд общей юрисдикци - Кассационная инстанция - гражданские и административные дела Постоянная ссылка на документ:
https://infocodex.ru/document/593600/

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

                                                                                                      № 88-12683/2020

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Кемерово                                                                                 21 июля 2020 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Папушиной Н.Ю.,

судей Жуленко Н.Л., Конаревой И.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Акционерного общества «Омскэлектро» к Паршину В.Н. о взыскании расходов за выполнение мероприятий в рамках договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, неустойки

по кассационной жалобе Акционерного общества «Омскэлектро» на решение Кировского районного суда г. Омска от 19 декабря 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 11 марта 2020 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Жуленко Н.Л.,

судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Акционерное общество «Омскэлектро» (далее – АО «Омскэлектро») обратилось в суд с иском к Паршину В.Н. о взыскании расходов за выполнение мероприятий в рамках договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, неустойки.

В обоснование требований указано, что ДД.ММ.ГГГГ. с ответчиком был заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям для электроснабжения дополнительного оборудования в жилом доме по адресу: <адрес>. Срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению был установлен 6 месяцев. По условиям договора АО «Омскэлектро» обязалось выполнить замену кабельного вывода с кВ на кабель большего сечения и фактическое присоединение объекта после выполнения заявителем Паршиным В.Н. технических условий.

Осуществить фактическое присоединение АО «Омскэлектро» не имеет возможности, поскольку ответчик не выполнил свою часть мероприятий, необходимых для технологического присоединения. В связи с нарушением ответчиком срока выполнения предусмотренных договором мероприятий АО «Омскэлектро» направило ему претензию об уплате неустойки, в ответ на которую ответчик подал заявление о расторжении договора технологического присоединения, сославшись на отсутствие необходимости подключения.

Расходы АО «Омскэлектро» по выполнению их части мероприятий в рамках договора составили 58 045 руб. 34 коп. Ответчиком уплачено по договору 2 650 руб. 22 коп.

С учётом уточнения требований в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просит взыскать с Паршина В.Н. сумму невозмещенных расходов, связанных с выполнением мероприятий в рамках договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от ДД.ММ.ГГГГ, в размере 55 395,12 руб., договорную неустойку в размере 1 677,43 руб., а также взыскать расходы по уплате государственной пошлины.

Решением Кировского районного суда г. Омска от 19 декабря 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 11 марта 2020 г., исковые требования АО «Омскэлектро» оставлены без удовлетворения.

АО «Омскэлектро» подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене вышеуказанных судебных постановлений со ссылкой нарушения норм материального права.

Относительно доводов кассационной жалобы возражений не представлено.

Лица, участвующие в деде, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, в связи с чем, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь статьей 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Согласно положениям части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такого характера нарушений норм права судами первой и апелляционной инстанций не допущено.

Как установлено судами и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между АО «Омскэлектро» и Паршиным В.Н. был заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям , согласно которому АО «Омскэлектро» приняло на себя обязательства по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств Паршина В.Н. для электроснабжения жилого дома, расположенного (который будет располагаться) по адресу: <адрес>, в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства, с учетом следующих характеристик: максимальная мощность присоединяемых энергопринимающих устройств 15 кВт, категория надежности третья, класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение 0,38 кВ. Размер платы за технологическое присоединение согласно п. 10 договора составил 2650 руб. 22 коп. Техническими условиями от ДД.ММ.ГГГГ, являющимися приложением к обозначенному договору, был предусмотрен перечень конкретных мероприятий, подлежащих выполнению: в пункте 10 мероприятия, которые обязан выполнить истец, в п. 11 – ответчик. В силу п. 5 указанного договора срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составлял 6 месяцев со дня заключения договора.

Положениями п. 2.2 раздела VIII договора от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению не может превышать 1 год с момента заключения договора, то есть до ДД.ММ.ГГГГ

Во исполнение договора АО «Омскэлектро» исполнило свою часть мероприятий, предусмотренных п. 10 Технических условий, а именно, произвело замену кабельного вывода с на ВЛ-0,4кВ на большее сечение, в подтверждение чего им представлены отчет о расходе материалов на строительство ЛЭП-0,4 (кабельная линия 0,4кВ) от на ВЛ-0,4кВ без указания конкретной даты его составления, утверждённый заместителем технического директора в ДД.ММ.ГГГГ году, и акт от ДД.ММ.ГГГГ приемки выполненных работ по указанному объекту за ДД.ММ.ГГГГ г., согласно которым стоимость выполненных работ составила 58 872,46 руб., в том числе стоимость израсходованных материалов 37 829,66 руб.

Факт внесения Паршиным В.Н. платы за технологическое присоединение в установленном п. 10 договора размере 2 650,22 руб. истец подтвердил, самостоятельно уменьшив размер взыскиваемых расходов на эту сумму при подаче заявления об уточнении исковых требований в судебном заседании и представив соответствующий приходный кассовый ордер, соответственно факт исполнения ответчиком обязательства по уплате предусмотренной договором суммы установлен.

Договор от ДД.ММ.ГГГГ расторгнут с ДД.ММ.ГГГГ г. на основании заявления Паршина В.Н., что подтверждается соглашением о расторжении договора.

Разрешая спор и принимая решение, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 307, 309, 310, 420, 421, 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. N 861 “Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам администратора торговой системы оптового рынка и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям”, а также дав оценку представленным доказательствам по правилам ст. 67 ГПК РФ, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, указав, что истцом пропущен предусмотренный законом срок исковой давности, поскольку условиями договора предусмотрено, что срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению не может превышать 1 год с момента заключения договора, то есть до ДД.ММ.ГГГГ г., соответственно он истек ДД.ММ.ГГГГ г., в то время как исковое заявление АО «Омскэлектро» в Кировский районный суд г. Омска было подано ДД.ММ.ГГГГ, то есть за пределами срока исковой давности. Также судом первой инстанции указано, что срок исковой давности пропущен истцом даже с учетом положений, указанных в п. 12 технических условиях, согласно которым действия настоящих технических условий составляет 2 года со дня заключения договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям.

Проверяя законность решения суда в апелляционном порядке, суд второй инстанции согласился с его выводами, оставив решение суда без изменения, кроме этого указав на то, что основания для взыскания каких-либо сумм с Паршина В.Н. в пользу истца отсутствуют, поскольку заключенный сторонами договор предусматривал выполнение определённого вида работ истцом в интересах ответчика, что по своей сути в соответствии с положениями ст. 709 Гражданского кодекса Российской Федерации являлся договором подряда.

Также судом апелляционной инстанции указано, что особенности заключения и исполнения договоров об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям регулируются положениями Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ “Об электроэнергетике”, который предусматривает, что технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, в том числе объектов микрогенерации, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и носит однократный характер. Технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным. Плата по договору об осуществлении технологического присоединения взимается однократно с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению.

Порядок и размер платы за технологическое присоединение регулируется уполномоченным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов.

В соответствии с п. 87 «Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике», утверждённых Постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2011 г. № 1178 «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике», в размер платы за технологическое присоединение включаются средства для компенсации расходов сетевой организации на выполнение организационно-технических мероприятий, связанных с осуществлением технологического присоединения, указанных в подпунктах “г” и “д” пункта 7 и подпунктах “а” и “д” пункта 18 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861 (за исключением расходов, связанных с осуществлением технологического присоединения энергопринимающих устройств, плата за которые устанавливается в соответствии с настоящим документом в размере не более 550 рублей), и расходов на строительство объектов электросетевого хозяйства – от существующих объектов электросетевого хозяйства до присоединяемых энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики. В состав платы за технологическое присоединение энергопринимающих устройств максимальной мощностью не более чем 150 кВт не включаются расходы, связанные со строительством объектов электросетевого хозяйства от существующих объектов электросетевого хозяйства до присоединяемых энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики.

Размер платы за технологическое присоединение, в том числе величина стандартизированных тарифных ставок, и состав расходов, включаемых в плату за технологическое присоединение, определяются в соответствии с методическими указаниями по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям, утверждаемыми Федеральной антимонопольной службой.

Так, согласно п. 9 «Методических указаний по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям», утвержденных приказом Федеральной антимонопольной службы России от 29 августа 2017 г. № 1135/17, предусмотрено, что в случае если с учетом увеличения максимальной мощности ранее присоединенного устройства максимальная мощность превысит 15 кВт, расчет платы за технологическое присоединение производится в соответствии с Главой II Методических указаний по стандартизированным тарифным ставкам или с Главой III Методических указаний по ставке платы, утвержденной регулирующим органом в соответствии с принятой в субъекте Российской Федерации дифференциацией ставок платы за технологическое присоединение, на объем увеличения максимальной мощности ранее присоединенного Устройства, заявленной потребителем. Из взаимосвязанных положений Главы II и Главы III Методических указаний следует, что размер платы за осуществление технологического присоединения определяется в зависимости от средней величины расходов сетевых организаций на выполнение соответствующих мероприятий за предшествующий её установлению период.

Судом апелляционной инстанции отмечено, что согласно действующему законодательству размер платы за технологическое присоединение не может определяться соглашением сторон и не зависит от размера фактических затрат сетевой организации по выполнению мероприятий, необходимых для присоединения энергопринимающих устройств отдельного заявителя, в связи с чем, выполнение предусмотренных п. 10 технических условий мероприятий ответчик Паршин В.Н. обязан был уплатить только предусмотренную п. 10 договора сумму 2 650 руб. 22 коп., определённую в соответствии с установленными законодательством правилами. Обязанность Паршина В.Н. возместить в полном объеме все фактически понесенные АО «Омскэлектро» на выполнение технических условий расходы ни заключенным сторонами договором, ни законом не предусмотрена, что также было не оспорено представителем истца в суде апелляционной инстанции, подтвердившей, что в случае надлежащего исполнения договора никакие дополнительные платежи в возмещение фактических расходов АО «Омскэнерго» по выполнению его условий не должны были уплачиваться ответчиком.

Кроме того, судом второй инстанции указано, что истец не позднее ДД.ММ.ГГГГ должен был узнать, что Паршин В.Н. собственником жилого дома по адресу: <адрес> не является, поскольку с указанной даты открыт лицевой счет на оплату услуг электропотребления на нового собственника – Паршина С.В., однако, истец, после истечения установленного договором от ДД.ММ.ГГГГ срока исполнил на свой страх и риск принятые обязательства, что не может свидетельствовать о наличии вины ответчика в причинении убытков АО «Омскэлектро».

Судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для признания выводов судов незаконными, поскольку они отвечают требованиям гражданского законодательства. Обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, судами определены верно.

Правовая позиция судов первой и апелляционной инстанций, изложенная в решении суда и апелляционном определении, является правильной, поскольку она основана на нормах права, регулирующих спорные правоотношения, учитывает характер этих правоотношений, а также конкретные обстоятельства дела; выводы судов основаны на всесторонней оценке представленных сторонами доказательств, не противоречат требованиям действующего законодательства и доводами кассационной жалобы не опровергаются.

Проверив материалы дела, принимая во внимание установленные по делу обстоятельства и доказательства, коллегия полагает, что доводы кассационной жалобы АО «Омскэлектро» основанием для отмены решения суда первой инстанции и апелляционного определения не являются, поскольку основаны на иной оценке доказательств по делу, ином толковании норм материального права. Доводы жалобы фактически повторяют доводы истца, указанные в исковом заявлении, которые были предметом проверки в судах двух инстанций, в том числе и доводы о том, что истцом в рамках исполнения договора от ДД.ММ.ГГГГ были понесены фактические расходы, а также указание на то, что истец не был надлежащим образом осведомлен о смене собственника в отношении жилого дома <адрес>. Указанным доводам дана надлежащая правовая оценка судом апелляционной инстанции, с которой соглашается судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции.

Указание кассатора на необоснованное применение судами срока исковой давности подлежит отклонению, поскольку вопрос о сроке исковой давности уже разрешался судами нижестоящих инстанций, указанным доводам дана надлежащая правовая оценка, с которой судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции согласна.

Переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанций или были ими опровергнуты, не входит в полномочия суда при кассационном производстве.

Таким образом, обжалуемые судебные постановления сомнений в их законности с учетом доводов кассационной жалобы не вызывают, а предусмотренные статьей 379.7 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Кировского районного суда г. Омска от 19 декабря 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 11 марта 2020 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Акционерного общества «Омскэлектро» – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

0
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля